Кривой Рог > Писатели и поэты > Мымриков Юрий Дмитриевич > Мир снов | Писатели и поэты Кривого Рога - 1775.dp.ua
фото к произведению Мир снов
Тетрадь и мобильный телефон выпали из рук Кирилла и он сел на край дивана, взявшись за голову обеими руками.
– Мужик ты в порядке? – подскочил к нему Артем.
– Тебе просили передать, что Гондурас – страна, а не город.
– Кто просил? Эй, Кирюх ты что? Ты в норме? На, возьми, вот глотни спиртику, – и он протянул ему бутылочку.
– Да я уже и сам ничего не пойму, вот, – подняв с пола тетрадь, – Прочитай.
Артем поставил бутылочку с обжигающей жидкостью на пол рядом с собой и уставился в листы. Почти пару минут впившись в них, он водил глазами по тексту, перевернув на страницу с «Предсказанием», он отбросил тетрадь в сторону и сел рядом возле Кирилла на пол.
Минуты три они так сидели и ничего не говорили. Первым заговорил Артем.
– Знаешь друг, таких – как твоя Марина, раньше на костре сжигали, а может это ты меня так разыграть захотел? То я тебе вот что скажу, розыгрыш удался. Хотя от куда ты мог знать, что я тебе скажу и о моей неграмотности в сфере географии, со школы ее не переношу, фу на нее, но то что я сон я могу оспорить, – и он легко ударил Кирилла в плечо, – Ну как почувствовал? Сон так может?
– Да почувствовал, – потирая плечо, ответил Кирилл, – Я сам не пойму ничего…
Его речь перебил резкий шум и звон посуды. Вторая волна землетрясения прокатилась по городу. Ровно через пол часа после первого.
Не задумываясь кое-как держась за стены, они выскочили из квартиры и по ступенькам просто слетели с третьего этажа на улицу. Вслед за ними выбегали соседи. Землетрясение не прекращалось.
Люди стояли пошатываясь и смотрели как по домам начинали проходить трещины, из домов рядом выбегали такие же еще не отошедшие от первого толчка люди, дети плакали, старики стояли и рассказывали, что за свою жизнь не видели ничего подобного…
И тут Кирилла осенило… «ТЕТРАДЬ осталась в квартире на полу…».
Он быстро, расталкивая людей вбежал в подъезд, услышав только позади себя голос Артема «Кирилл!!! Куда? Стой, твою мать…»
Кирилл бежал по ступенькам. Сверху на него сыпалась штукатурка и мелкие камни. Дом продолжал трястись, но держался из последних сил, все-таки строили «на века». Поднявшись на третий этаж, он вскочил в свою квартиру, входная дверь в которую так и оставалась открытой и повернул в зал. Тетрадь так и лежала на полу, куда бросил ее Артем. Прямо перед Кириллом внезапно упала люстра, которая по всей вероятности не выдержала этой карусели. Подхватив с пола тетрадь, Кирилл также быстро направился к выходу, только на выходе из квартиры за собой он услышал знакомый женский голос «Доверься мне, закрой глаза!!!», он обернулся, за ним стояла Марина.
– Что?... Как ты здесь?…
– Закрой глаза, я тебе говорю, – крикнула Марина, подошла к нему и ладонью закрыла его глаза, при этом крепко обняв его.
***
Я очнулся в какой-то комнате, а вернее, стоя посередине палаты, она была довольно просторная. Два больших окна, за которыми было светло, свет пробивался сквозь занавески. Возле окон стояла кровать, с другой стороны кровати стояли какие-то медицинские приборы, которые видимо, показывали состояние организма, два небольших стула и пустой столик. Подойдя к койке и посмотрев на лежащую там девушку, я увидел в ней нечто знакомое, очертание лица, цвет волос, но стрижка была совсем другая, небольшая родинка у левой брови… Это была Марина. Я подошел почти вплотную к ней и стал рядом на колени.
– Марина, неужели это ты? Что же произошло? И что с тобой случилось? И как я сюда попал?
И вновь позади себя я услышал тот же знакомый женский голос…
– Да Кирилл, это я...
Повернув голову на голос, я увидел Марину, именно ту Марину, которую я хорошо знал и любил, и именно в том коричневом платье, в каком я видел ее в нашу последнюю встречу у «Счастья».
Поднявшись с колен на ноги, я смотрел то на нее, то на девушку, лежавшую на койке, и пытался найти отличия. Отличия были лишь в прическе, которая у лежащей девушки вовсе отсутствовала, волосы были беспорядочно зачесаны. И разница в цвете лица, у Марины на койке оно было бледное и какое-то не живое.
– Это твоя сестра? – выдавив из себя, спросил я у Марины, показывая на девушку.
– Нет Кирилл, это я, – и она подошла ближе к кровати и попыталась провести рукой по лбу девушки, но остановившись рука в сантиметре от лба отскочила от него, словно однополярные магниты друг от друга, – Попробуй прикоснуться к ней, – предложила она мне, показывая на девушку.
Я подошел ближе к кровати и повторил ее действия. Только я хотел коснуться ее лба, как мою руку откинуло от нее. Я почувствовал жжение на пальцах, словно опустил пальцы в емкость с горячей водой.
– Как это понимать? – я снова повернулся к Марине.
– Я же тебе писала это, ты – во сне, как и я, тогда, а она, – показывая на кровать – Вернее – я сейчас только телесная оболочка, попробуй притронуться не к ней, а к кровати или к аппаратуре на столе.
Я провел рукой по столу, на котором стояли приборы и надавил на него, я не почувствовал преграды – моя рука просто провалилась сквозь стол. Я ощутил себя призраком, мне стало страшно и я отдернул руку от стола.
– Теперь ты мне веришь? Хотя, мне кажется, еще нет, попробуй выйти из палаты, но не через дверь.
Я подошел к дверям палаты и двинулся просто на них… Преграды я не почувствовал, прошел через них как через воздух, за мной так же прошла и Марина.
– Думаю, в будущем ты все поймешь, или попытаешься понять… – сказав это, она подошла ко мне и прикрыла мои глаза ладонью.
– Только верь мне, а теперь… За-а-а-с-ы-ы-ы-ы-п-а-а-а-а-й.
Я почувствовал, что очень хочу спать. Мои глаза слипались и не в силах сопротивляться. Они закрылись.
***
«Кирюх очнись!!! Давай поднимай с него это…. Все готово… Как он доктор?… Жить будет… он потерял сознание от шока, наверное, может от удара по голове», – все это Кирилл отчетливо слышал возле себя и в конце концов открыл глаза и увидел возле себя Артема, двух незнакомых мужчин и видимо доктора в светло-голубом халате.
– Док, он это, глаза открыл, – закричал во весь голос Артем... – Ты как друг, живой?
– Да вроде жив, только голова болит, что случилось? Где Марина? – вертя головой в разные стороны и приходя в себя, ответил Кирилл.
– Марина? А она-то здесь причем? Да и не было ее здесь, тебя вон камнем по голове ударило. Когда землетрясение закончилось, ты не вышел из дома, я уж подумал «Все капец другу, готовьте пирожки с капустой». Я и побежал за тобой, удостовериться, гляжу, а ты лежишь – отдыхаешь. Подъем давай.
– Вот спасибо за доброту, – с сарказмом вымолвил Кирилл.
Артем подал руку Кириллу, поднял его на ноги и обтрусил пыль с друга.
– Ты мне вот что скажи, какого перца ты туда побежал? – спросил Артем
– За тетрадью…
– Вот блин, я уж думал за моим спиртом побежал, – и повернувшись к врачу Артем спросил у него, – Гражданин доктор, это, спиртику лишнего не найдется? Нервишки… Эмм… Полечить?
– Спиртом нервы? Ну, вы шутник. Вот вам, Барбовальчику, десяток таблеток они помогут, – сказал доктор, доставая из своего чемоданчика пластинку длинных, – с одного края белых, с другого – голубых капсул.
Артем взял пластинку и понюхал ее, будто готовился целиком проглотить ее. Но поняв, что оно не съедобное, вернул лекарства доктору со словами:
– Цветы и конфеты не пьем.
– Ладно, хватит тут болтать, что уже закончилось все? Хоть без жертв, – встрял в их разговор Кирилл.
– Да вроде бы, без жертв, – отозвался один из мужчин. – Дома наши выдержали, но есть трещины немного, но подлатать и еще столько же простоят. По радио передали толчков больше не ожидается, хотя не верю я им. Это даже не толчки, а в старых шахтах обвал был, городок то наш шахтерский вот старье и обваливается.
– Сидим здесь, как на мине, скоро так все под землю уйдем, – произнес второй.
Людей уже начали запускать в свои квартиры, но после ночного кошмара люди никак не могли прийти в себя. Хмурые и угрюмые лица людей не отражающие ни каких эмоций, кроме одной – ужаса. Страха не было, он уже прошел, а вот ужас, был везде.
Зайдя к себе в квартиру, Кирилл увидел полнейший беспорядок. В коридоре на полу валялась разбросанная одежда, упавшая вместе с вешалкой. Старая люстра не выдержала и рухнула на пол, разбившись на мелкие кусочки. Зеркало на стене каким-то образом осталось висеть на своем месте, но покосилось на одну сторону.
Пройдя в зал, Кирилл сразу увидел трещину на потолке, которая прошла почти посередине, как раз в месте крепления люстры. Все содержимое шкафов было разбросано по полу, как будто в квартире побывали воры. Разбитой оказалась не только люстра, побито было большая часть посуды, находившейся в серванте. Телевизор лежал на боку рядом с книгами и разбитым будильником и горшком с цветком. Все было засыпано штукатуркой.
В спальне был такой же хаос. Настольная лампа упала с трюмо, но не разбилась, а лопнула. Карниз оборвался с одной стороны так, что штора до половины свисала на пол. Ветка, от рядом растущего дерева, обломилась и с силой влетела в окно, разбив стекло. Зрелище было не из приятных. Находившийся рядом человек, вряд ли бы выжил.
Меньше всего пострадала маленькая комната, она будто спряталась от землетрясения. Раскиданные по полу диски, журналы, картина с нарисованным на ней маяком, висевшая на стене, упала, но так удачно, что ее рамка не разбилась.
Но больше всего пострадала кухня. Обилие небольших вещей увеличила этот бедлам. На полу валялись баночки, крышки. Полка со всевозможной посудой оборвалась, и все ее содержимое в разбитом состоянии покоилось на полу. Сахар, соль, перец, все это было рассыпано по полу и смешалось вместе с землей из цветников. Микроволновая печь до половины сползла со стола, одно лишь легкое прикосновение и она окажется на полу со всеми специями. Опрокинутые табуретки, лопнувшее оконное стекло.
Конечно, весь этот бардак в квартире можно было убрать, отремонтировать, кроме одного – воспоминаний о прошедшем. Оно вошло в память Кирилла и поселилось там на всю жизнь.
Голова Кирилла болела и в ней пролетали мысли, «То что я видел и чувствовал правда? Или результат удара по голове?», жутко хотелось спать. Кирилл глянул на часы, было 8:40 утра, «Неужели так быстро время полетело, и сколько же я был без сознания», опять подумал он.
Артем следом заскочил в квартиру и только охнул от увиденного. Но, в скором времени, куда-то быстро убежал, прихватив свой кошелек, найденный в зале, и пакет. Кирилл же, переодевшись в более чистую одежду, найденную на полу, лег на кровать, в менее пострадавшей маленькой комнате, пытаясь собрать все мысли в кучу. Закрыл глаза.

Глава 2
Любая реальность – иллюзия,
Любая иллюзия – это реальность.

***
Сердце билось с невыносимой скоростью. Кровь с неистовой силой хлынула по артериям, спеша вернуться обратно к сердцу. Пошевелиться было не возможно, все мышцы моего тела словно парализовало, лишь зрачки глаз, которые округлились от страха, метались – пытаясь охватить все сразу в поисках скрытой угрозы. Я был просто прикован к кровати и чувствовал на себе чей-то чужой взгляд, взгляд – от которого сердце билось все быстрее и быстрее. Возможно, мой крик разбудил всех в округе, но без толку я также лежал на спине укрытый всего лишь легким летним пледом. Глаза мои были полностью открыты, но увидеть, то или что так пристально на меня смотрело, я не мог. Оно было сбоку от меня. Мне казалось, – реальностью стал один из тех кошмаров, когда человек знает, что спит, но не может проснуться. Я издал еще один громкий крик, что-то типа «Прочь от меня!!!» и с силой рванул руки и ноги от кровати. И у меня получилось. Я вырвался из этого плена. Я освободился.
Сердцебиение постепенно приходило в норму, взгляда на себе я больше не чувствовал. Я снова мог двигаться. Теперь мне оставалось понять – было ли это явью или же сном, а может это глюки от удара по голове, а может это был приступ паники. Я не знал. Поднявшись с кровати, я осмотрел комнату. Она была пуста. Кроме меня никого в ней не было или мой гость был невидим. Я вышел в коридор и направился в зал, увидев мирно спавшего Артема. Я ткнул его пальцем в нос и он зашевелился, приоткрыв глаза.
– Ты спишь? – спросил я у него
– Нет, блин, танцую, хотя уже не сплю, – пробурчал мне Тема. – Что хочешь от спящего красавца?
– Ничего, забей, – я бросил взгляд на часы, они показывали около двух ночи.
– Забил, – ответил мне Тема и отвернулся лицом к стенке.
«Значит, все-таки сон», – подумал я про себя и направился к себе в комнату.
Спать уже не хотелось, я щелкнул выключатель. Электричества до сих пор не было. Я взял со стола «Тетрадь Марины», включил фонарик на мобильном телефоне и продолжил ее читать:
«Думаю после всего того что ты увидел ты задаешь себе вопрос «А правда ли это все? Или может это результат твоей бурной фантазии? Или, может быть, это нервы с тобой так играют из-за нашего расставания?» Но я тебя уверяю все это – правда и то, что ты видел в больнице это все реальность, моя реальность... и твоя. Давай же я тебе попытаюсь рассказать все. Меня действительно зовут Марина, и я действительно люблю тебя, «Почему же я отказала тебе?» спросишь ты, да потому что я хочу быть с тобой только в реальной жизни, а не во сне. Как же мне сложно сейчас все это писать так, чтобы ты понял, но я все же попытаюсь».


Добавить комментарий
Ваше имя:
Введите код:
Комментарий:

Вы творческий человек?
У Вас есть собственные стихи или проза?
Вы имеете отношение к нашему городу - Кривому Рогу?
Мы будем рады абсолютно бесплатно опубликовать Ваше творчество в текущем разделе.
Для этого нужно просто написать нам.