Кривой Рог > Писатели и поэты > Мымриков Юрий Дмитриевич > Мир снов | Писатели и поэты Кривого Рога - 1775.dp.ua
фото к произведению Мир снов
Поларис, видимо, также видел их, он рычал в их сторону. Существа боялись его и не подходили близко, они вели себя словно стая диких гиен.
– Не спать, Страж, я хочу, чтоб ты был в сознании, – он вновь перенес свое внимание на меня и зарычал прямо мне в лицо. От рыка я немного пришел в себя, – Вот теперь, совсем другое дело, а ведь знаешь, я ожидал от тебя меньшего, ты многому научился, но не достаточно.
Я пытался создать шар, но увы, руки мои были далеко друг от друга. Пытаясь их оторвать от земли я потерпел фиаско. Осознавая что, это конец, конец всему, конец Марине, Ладе, Артему, дяде и, в конце концов, мне. Я закрыл глаза, готовясь к концу.
– Защита, Кирилл, используй свою защиту, – услышал я где-то в стороне от себя, и сообразив что к чему зажмурил глаза, окружил себя защитным куполом.
Полариса просто оттолкнуло от меня вверх, и я увидел, как белое светящееся копье пронзило его тело. Он упал рядом возле меня в человеческом обличии. Его взгляд был направлен на меня, из его груди торчало копье. Жители дрёмы стремительно направились к нему. Обхватив копье своими руками, он рванул его из себя. Было видно, что даже прикосновение руками к нему были болезненными, но издав крик, он вырвал его, и тело раба растворилось в свете фонарей. На дороге осталось лишь копье окруженное десятком местных Жителей.
Я медленно поднялся на ноги, голова кружилась, спина не болела, но я знал, что почувствую боль позже, когда вернусь из дрёмы в реальность. Перед собой я увидел обладательницу оружия, сразившего монстра и голоса, который спас меня. Девочка с черными волосами, я видел ее сегодня, на рисунке кровью.
Она спустилась в толпу Жителей, которые заметив ее, устремились бежать в разные стороны, подобно поджавшим хвосты скулящим псам. Джейн подняла с асфальта копье, которое просто растворилось в ее руках, обернулась в мою сторону.
– Благодарю тебя, Джейн.
– Тебе пора вернуться в свое тело, Лада пришла в себя и твой дядя за тебя переживает, – она повернулась спиной ко мне и поднялась в воздух.
– Постой... Джейн, но кто ты? – прокричал я ей в след , но она даже не обернулась, взлетела еще выше и быстро скрылась из виду.
Я остался в полном одиночестве, закрыл глаза ладонью и моментально перенесся в свое тело.
Чья-то нежная рука ласково гладила меня по лицу. «Не может быть, чтобы это была Марина… Да и Поларис вряд ли», – лениво подумал я, все еще не до конца очнувшись от дрёмы. Лада сидела возле меня и вытирала кровь с моей правой щеки рукавом своей кофты и параллельно гладила другой – по левой.
– Привет, – улыбнулся я, увидев знакомое личико художницы.
Я приподнялся, голова кружилась и спина также сильно болела. Мои повреждения из дрёмы передались моему телу.
Машина стояла у обочины, а я лежал на траве, где вокруг меня, ходил дядя
– Ну и напугал ты меня, племянник.
– Прости, но надо было что-то делать.
– Твоя подружка мне рассказала обо всем, когда пришла в себя. Трудно в это все поверить, но, вижу, придется... Тем более, после – увиденного.
– Ты победил его? – прошептала Лада, она была еще слишком слаба, но ее лицо казалось мне, было уже не таким бледным, или может это от света восходящего солнца, которое медленно проступало из-за горизонта.
– Без Джейн я бы не справился, она спасла меня.
– Ты видел ее, да?
Я утвердительно кивнул.
Несколько секунд, приходя в себя, я наблюдал, как дядя выбивает сигарету из пачки.
– Вот же срань, а я бросал курить, – говорит он, повернувшись к нам, закуривая и выдыхая дым сквозь плотно сжатые зубы. Он предлагает мне затянуться, но я отказываюсь.
– Добро, ребятки, нам ехать пора. Мои люди ждут нас на тренировочной базе, нутром чую, это еще не конец, – туша недокуренную сигарету, продолжил рассуждения дядя и двинулся к машине.
***
– Это все началось, когда мой отец привел ее в дом. Я догадывалась, что с этой девушкой что-то не так. С ее появлением в квартире стали происходить странности, мой малыш просто разрывался от криков и плача, когда эта Марина находилась рядом. Те две ночи, что она провела у нас, были жутким кошмаром. Она могла закричать на всю квартиру или разбудить нас с отцом, громко рыдая на кухне. Причем постоянно вспоминала Кирилла, возможно, это ее любимый, так мне показалось, не знаю, папа мне не давал ответы.
– Кирилла говоришь? Что случилось до этой трагедии?
– Да Кирилла. Мой малыш разрывался от истерики и я никак не могла успокоить его, а она, как и обычно, сидела на кухне на полу уставившись в одну точку. Я попросила проследить у нее за молоком, стоявшем на плите. Моего отца дома не было, но с минуту на минуту он должен был прийти. Из-за неперестающего плача моего сыночка, на меня напал приступ страха и беспомощности, и я выбежала из квартиры. Я бежала все дальше и дальше, как будто на автопилоте. Тут я и встретила этого странного человека, он заговорил со мной, словно зная о предстоящей трагедии…– у нее из глаз покатились слезы.
– Алиночка, я тебя понимаю, но все же, сможешь описать этого незнакомца с улицы?
– Да, на вид лет пятьдесят, седоват, не высокого роста у него такой темный и злой взгляд был и зрачки глаз черные, как сама ночь.
– А что с этой гостьей?
– Понятия не имею, единственное знаю, что после случившегося в квартире ее тела обнаружено не было, только папы и… – Простите мне тяжело все это рассказывать.
Девушка вытерла рукавом слезы.
– Благодарю тебя, и еще раз прими мои искренние соболезнования. Ппрошу прощения, за то, что заставил тебя вновь пройти через все это, если будет необходима любая помощь, обращайся, вот моя визитка, – Фогель протянул ей карточку.
Девушка только лишь положительно покачала головой.
***
Он медленно шагал по темному коридору, опираясь на потертые стены. У него обжигало лицо, болела грудь и кисть руки, пальцы которые были вывернуты в противоположную от ладони сторону. Давно его так не трепал Страж в дрёме. «Ничего, сейчас его Господин его подлечит и он продолжит свою работу»: думал Поларис. И вот она – заветная дверь, вволившись в комнату, он упал на колени.
– Хозяин, помощи, – сдерживаясь от боли, шипел он, – Я почти схватил ее, но Страж...
– Заткнись раб, я все прекрасно знаю, – услышал он злой голос в своей голове, – Поло, Поло ты вновь не справляешься со своими обязанностями, ты слаб, твой дух ослаблен и я не уверен, что ты закончишь работу до конца.
– Хозяин, подлечите и я...
– Молчать, шваль, я не давал тебе права открывать рта, придется мне изменить свой план.
– Но, Господин, – снова перебил он голос в своей голове, – Там была она, если б не она, Рисующая, была бы уже у вас.
– Кто? Она?
– Джейн… Она помешала мне и спасла Стража.
– Что! Да, какое право она имела вмешиваться, она нарушает правила игры. Значит так, Поло, планы меняются, для начала приведи ко мне наших гостей по одному, сперва Блуждающую.
После этих слов демона, Поларис почувствовал небольшой прилив сил в своем теле. Рана на груди слегка затянулась, и он направился к номеру Знающего и Блуждающей.
Боль в груди почти стихла, но он до сих пор чувствовал ее на своих пальцах и на лице. Возле входа в помещение, где находились Марина и Артем, он зажег свечу, и только пламя разгорелось, дверь моментально открылась. Гости сидели в дальнем углу от глыбы льда прижавшись друг к другу. Их бил озноб, у них были синие губы, а кожа на лице белая – словно первый снег.
– Вижу, вам холодно, гости дорогие, ну что думаю, урок вы усвоили, – ледяная глыба после этих слов моментально растаяла и на ее месте появился чайник, из которого шел пар а рядом две пустые кружки, – Американо, говоришь можно было попросить, вот получите и распишитесь. Ты пока можешь немного погреться Знающий, пока я с твоей подружкой схожу к Господину. Только все не выпивай, это вам на двоих, пойдем, моя дорогая.
Марина, повинуясь его словам, как будто находясь под гипнозом, вышла вслед за ним. Поларис затушил свечу и дверь в апартаменты закрылась, и Марина пришла в сознание.
Путь по коридору тянулся вечностью. У Марины жутко болели ноги, ее продолжало трясти от холода. Ее серые глаза отдавались болью при взгляде на подсвечники с горящими свечами, которые были развешаны по стенам коридора. Поларис шел за ней, медленно передвигая ногами. Хоть хозяин и слегка подлатал его, он едва держался на ногах. Из его раны от копья текла черная, как смола жидкость. Нубар забрал у него все человеческое, и даже кровь была черна, как и душа его хозяина, если, конечно же она была у него. Какие-то смешные метры коридора тянулись, словно километры дорог и они подошли уже к двери, за которой находились тела Марины и Артема. Именно, возле нее Марина почувствовала прилив сил, ее наполнило тепло. Она повернулась лицом к своему конвою и спросила:
– Что за этой дверью? – ее голос был тихий и слабый.
– Ты действительно хочешь знать?
Марина утвердительно кивнула головой. Поларис поднес руку к свечке около двери, она загорелась. Дверь отварилась. В ней было очень светло, и свет впился Марине в глаза, словно раскаленные иглы.
Боль стихла, она смотрела на свое лежащее на кровати тело. На соседней кровати лежало тело Артема. Она поднесла руку к своему лбу, но рука отскочила от него.
– Дежавю, дежавю, – повторяла она.
– Пойдем, хозяин не любит столько ждать, он и так зол.
– Кто это сделал с вами, – спросила она, показывая на раны Полариса.
– Твой возлюбленный, – сжимая зубы от боли вытянул он, – Но можешь не переживать, его ждет участь похуже чем временная боль ран. Сначала Господин уничтожит его сердце и душу, а потом и тело.
– Зачем вы все это делаете?
– Что, именно, все?
– Выполняете его приказы, слушаете его.
– Это мой рок, мое проклятье за слабость, знаешь, дитя, какая моя самая заветная мечта?
– Какая?
– Я хочу умереть, но лишь когда мой Господин получит свое, лишь тогда я получу свое.
– Смерть за смерть, это все абсурд.
– Хватит нравоучений и пустых разговоров, скоро все закончится, шагай вперед, не заставляй его ждать.
– Что с нами будет? – она смотрела, как закрывается дверь к ее телу.
– Вперед иди, – он из последних сил толкнул Марину в спину, – Видишь свет в последней комнате, иди туда, тебя ждут.
Марина видела уже эту комнату и статую, стоявшую на массивном деревянном столе.
– Подойди ко мне Блуждающая, подойди не бойся, – услышала она голос в своей голове.
Ее ноги не слушались ее, а повинуясь голосу – направились к столу.
– Блуждающая, ты сильна, но можешь быть сильнее, в тебе есть зародыш темноты. Я дам тебе выбор, стать моей слугой добровольно и быть сильнее, и вместе со мной восседать на троне величия, поскольку я знаю, ты уже теряла контроль над собой или стать пищей для меня...
– Я никогда не буду служить тебе, – перебила его голос Марина, – Никогда, никогда.
– Гордая и упрямая, что ж, да будет так, другого ответа от Блуждающей я и не ожидал, твоя сила даст мне многое.
Ее руки, не повинуясь разуму, поднялись и прикоснулись к статуе. Марина чувствовала, как ее покидают силы, из ее духовной формы выходят все воспоминания, нечто большое, черное и пустое приходит на смену тем воспоминаниям, которые были у нее. Больше нет ничего и никого, ни Марины, ни Кирилла, ни воспоминаний о нем, есть только пустота и темнота, нет ничего. Она пуста, словно ваза, в которой давно высохла вода и цветы, стоящие в ней превратились в труху. Отпустив руки от статуи, «безымянная» упала на колени, пустой взгляд смотрел в неизвестность. Она исчезала, медленно растворяясь в свете зажженных свечей и в скорее полностью исчезла.
Сила наполняла его и вот он уже стоит посреди комнаты на своих тонких и длинных ногах. В лице его злость и агрессия. Его наполнила сила, сила Блуждающей и теперь у него есть духовная форма, которая способна выйти из своей каменной плоти, стоящей на столе, но скоро и она изменится и он получит тело, осталось еще два маленьких пункта. Один из пунктов, сейчас, в этом же здании – Знающий. Каков бы ни был его ответ, какое бы он не принял решение, он все равно станет его частью, частью конца, «будет ли он его слугой?» как и Поло, либо – пустым сосудом, как Блуждающая, не имеет значения. Главное то, что он станет еще сильнее и могущественнее и она его не остановит. Она – нарушила правила игры.
– Д-ж-е-е-е-е-е-й-н!!! – крик вырвался из его груди. В это крике была только злоба, злоба, которая охватила все здание и заставила стены его содрогнуться.
Стоявший, облокотившись об стену Поло, лишь смотрел в пустоту:
– Скоро моя родная Риза, скоро мы будем вместе, скоро, – повторял он сам себе.

Глава 6
Парень со сломленной душой,
В его сердце зияет рана.
Свою темную извращенную фантазию
Он превратил в реальность.

***
По грунтовой дороге, наполовину заросшей травой, мы подъехали к большим металлическим воротам, которые моментально и с легкостью открыл коренастый мужчина, на сигнал машины дяди.
В 80-90 годах это был обычный пионерский лагерь. Он стоял в хвойном лесу с выходом на речку. Три корпуса, столовая, два административных здания и так небольшие разные постройки. Раньше здесь была слышна музыка, детский смех, бой барабанов и зов горна, но это все в прошлом. Территория была внушительных размеров, и сейчас, после косметического ремонта, и проведения разных необходимых перестроек, лагерь превратился в учебную базу, огражденную высоким бетонным забором.
Восходящее огненно-красное солнце озарило все, что было на «Детском лагере». Под деревянным навесом мирно стояли пять Chevrolet Niva, готовых в любую минуту рвануть с места, лететь хоть на край света, и четыре Зила-133. Бывший стадион был переделан в полосу препятствий и оборудован крайне неплохо. С десяток обычных турников-перекладин, несколько пар брусьев, кольца, также находились рядом с полосой. Здесь было даже небольшое футбольное поле. Но самое удобное было расположено стрельбище. В отсутствии, каких-либо поселений стрельбище было организованно на пляже, где когда-то плескались детишки, и удобно и безопасно.
Скрытые датчики движения, видео камеры, тепловизоры и всякая другая электроника была так замаскирована, что днем с огнем не сыщешь. При малейшем нарушении срабатывало все, и откуда не возьмись появляются охранники, вооруженные по последнему слову. Все это завершала небольшая вывеска на въезде «Лесное хозяйство ГлавЛесСбыт», даже придраться не к чему.
Дядя указал пальцами на каждое из бывших административных зданий, объясняя их функцию. Двухэтажное – содержало в себе душ, сауну на первом этаже. Раздевалки и небольшую зону отдыха – на втором. Одноэтажное, так и осталось административным зданием, в котором, подмигнув мне, дядя занимался своими делами. Возле него была и стоянка для машин, на которой уже припарковались пять черных автомобилей разных марок, рядом с которыми разговаривая о чем-то своем «терлись» примерно пятнадцать таких же «малышей», как и открывающий нам ворота. Заметив машину дяди, «гномики» прекратили свои разговоры и дружно обернулись в сторону машины. Припарковавшись на свободном месте, дядя велел нам пока оставаться в машине, а сам вышел из нее. Я обернулся на заднее сиденье, где Лада рассматривала красоты «Лесного Хозяйства».
– Кто твой дядя? – заметив мой взгляд, спросила она.
– У него своя охранная фирма, как ты себя чувствуешь? – пытаясь съехать с темы, задал я ей встречный вопрос, хотя я догадывался, что охранный бизнес не единственный заработок дяди Олега, но никогда не спрашивал его о других его делах.
– Уже намного лучше, а ты?
– Спина болит, но жить можно, – улыбнулся я, – Ты меня так напугала своим поступком, зачем так? Ты ведь могла погибнуть, ты понимаешь?
Лада опустила глаза вниз и, как обычно, покраснела.
– Ты переживал за меня?
– Глупенькая, конечно, переживал, – провел рукой по ее покрасневшим щекам, кожа уже не казалась такой холодной.
В машину заглянул дядя.
– Молодежь, на выход, нам с парнями нужно обо всем переговорить, а вам не мешало бы отдохнуть и перекусить, а тебе, племянник нужен душ, запашок от тебя, конечно. У нас даже горячая вода имеется в наличии.
Выйдя из машины, дядя подал знак, открывавшему нам ворота, мужчине провести нас в здание и показать, что и где там. Теперь я мог его очень хорошо рассмотреть, это был мужчина, возрастом ненамного старше моего, высокого роста и мускулистого телосложения. Одет он был синие джинсы и в боксерскую серую майку, которая не скрывала его огромных накачанных плеч, размером, наверное, с мое бедро. На ногах были серые кроссовки малого размера, что смотрелось немного глуповато. Обладатель такого большого тела имел очень маленький размер ноги.
– Я, Серега, для друзей «Север», – он протянул мне руку он.
– Кирилл, – протянул я в ответ, – а это Лада – кивнул я головой в сторону моей подзащитной.
– Лада? Это как типа Калина ? – улыбнулся он.
– Здравствуйте, – видимо, не поняв, о чем идет речь, поздоровалась Лада.
– Пойдемте за мной.
Мы пошли за ним в сторону двухэтажного здания. Сергей достал из карманов джинсов ключи и повернул их в замке. На входе он щелкнул рубильник и по всему этажу загорелись лампы на потолке.
– Здесь у нас душевая по левую сторону, горячую воду я сейчас включу, – он открыл распределительный щиток и щелкнул рубильник, – сейчас она быстро нагреется. Ты пока располагайся, а девушке я покажу, где она может отдохнуть, пойдем, Лада. Не бойся, Кирилл потом к тебе присоединится.
– Ничего я и не боюсь, – ухмыльнулась она и обернулась ко мне, – Со мной все будет хорошо.
– Отдохни, Лада, тебе это сейчас очень нужно.
– Что же, Сергей, пойдемте, покажете мне все.
***
– Кушай, моя маленькая, – насыпая в миску кошачьего корма, обращался Федор к своей домашней любимице.
Черная кошка по кличке Маруся была его лучшей подругой. Жил Федор в уединении, в однокомнатной квартирке с тех пор, как умерла его жена. Маруся стала единственной, с кем он мог пообщаться на чистоту и на все темы, единственной слушательницей его историй и ностальгических воспоминаний. Сын Федора женился и переехал жить в другую страну, но все же не забывает старика, даже ко дню рождения прислал ему в подарок мобильный телефон без единой кнопки и со встроенным фотоаппаратом и видеокамерой, на которую Федор Ильич теперь снимал все подряд. Это стало его хобби.
Кроме фото и видео съемки, пятидесяти восьми летний мужчина обожал поезда, особенно поездки на них. Он буквально каждые три дня садился на электричку и до поздней ночи, а иногда, и до самого утра катался на ней.
Маруся ела свой ужин, а Федор заварив себе чай на травах, сидел за столом кухни и листал, брошенную ему в почтовый ящик, газетку с объявлениями.
Тук – тук раздался звук из входной двери. Звонок на его квартире давно как перегорел, а ставить новый Федор Ильич не горел желанием, оправдываясь сам себе тем, что к нему давно уже ни кто не ходит.
Тук – Тук – Тук повторился звук.
– Да, иду, иду, что за нетерпеливые люди пошли.
Федор заглянул в глазок. На пороге стоял парень, не старше его сына.
Не открывая дверь, мужчина спросил:
– Кто такой?
– Извините, Федор Ильич Дятлов здесь проживает?
– Я Федор Ильич, чем обязан молодой человек?
– Меня Артур зовут я из местной газеты «Вести», у меня к вам пару вопросов имеется.
– Каких таких вопросов?
– Федор Ильич, а вы дверь откройте и я задам их Вам, вот мое удостоверение, – Артур достал из кармана заламинированное удостоверение и поднес его к дверному глазку.
– Секунду, юноша, – щелкнул замок и дверь открылась, – Как говорите Вас зовут? – всматриваясь в удостоверение, переспросил мужчина.
– Фогель Артур.
– Фогель? Немец, что ли?
– Нет, австриец.
– Что же, Фогель Артур, проходите тогда, – он рукой пригласил Артура в свое жилище, – Полагаю, на кухне нам будет удобнее.
Артур снял обувь и последовал следом за мужчиной.
– Чаю не желаете?
– Не откажусь, – Артур присел за стол, к его ногам моментально подскочила Маруся и, мурлыча, стала тереться об ноги гостя. Гость посадил ее себе на колени и она немного поразмыслив и понюхав гостя скрутилась калачиком на его ногах.
Чашка чая уже стояла на столе возле Фогеля и он подував в нее, остужая ее содержимое.
– Федор Ильич, слышал, вы любите поезда?
– Да, с самого детства, мой отец работал на паровозе, у меня это в крови.
– А вы часто на них ездите? Должен полагать у Вас уйма любопытных историй есть.
– Хватает, молодой человек, Вас интересует что-то конкретное, говорите прямо. Я сам прямолинейный человек, скрывать мне нечего, да и смысла то нет, в мои то годы.
– Вы слышали про аварию электропоезда, что на днях произошла?
– Не только слышал, я там присутствовал.
– Вы рассказывали кому-то?
– Молодой человек, у меня отрицательное отношение к нашим правоохранительным органам, у меня есть то, что еще может Вас заинтересовать, но все по порядку.
Артур отхлебнул из чашки чай и достал из кармана светло-серых брюк диктофон – включил его на запись.
– Я Вас слушаю, Федор Ильич.
– Значится так, ехал я тогда, на вечерней электричке, дабы проветрить голову. Сидел в предпоследнем вагоне. Через одну станцию мне нужно было выходить, чтобы успеть на обратную электричку. И для того, чтобы не выходить в другом конце перрона, я решил пройтись по вагонам к первому. Когда я находился в месте соединения вагонов, я почувствовал резкий толчок и скрип колес. Электричка резко остановилась, и я чуть не грохнулся. Со стороны вагонов, через которые я должен был проходить, я услышал шум и звон стекол, скрип металла и редкие крики людей. Я выглянул через окно двери и вот что я увидел.
Дятлов протянул Фогелю свой мобильный телефон, на котором уже была запущенна видеозапись.
«Мужчина, лет пятидесяти, оттолкнул молодого парня и схватил за горло доктора Смирнова. Парень попытался напасть на мужчину со спины, но из его затылка вышел еще один такой же мужчина. Это выглядело будто деление одноклеточных организмов. Он оттолкнул парня в сторону, снимающего Федора Ильича. Снова слился воедино. Тем временем тело доктора уже лежало на полу вагона. Тут на экране телефона появились помехи и не известно, откуда появился еще один молодой парень».
– Кирилл, – сказал себе под нос Артур.
«Он о чем-то заговорил с убийцей доктора, но о чем слышно не было. На экране снова появились помехи, на этот раз они были дольше и сильнее и после их окончаниях заснято было только тело мертвого Смирнова. Все другие участники съемки исчезли».
– Вот, так-так, – вернул телефон Артур хозяину, – Вы показывали запись еще кому-то?
– Нет, юноша, я же говорю, у меня плохое отношение к милиции, а кроме Вас меня никто больше не тревожил, как вы, говорите, нашли меня?
– Я вам и не говорил, как нашел. Знаете, я готов неплохо заплатить за нее, – журналист достал из кармана три купюры по сто евро номиналом, – Этого достаточно?
У Дятлова загорелись глаза, но запал быстро пропал.
– Я отдам Вам ее даром, только пообещайте, что мое имя нигде фигурировать не будет.
– Йофи-тофи, Федор Ильич.
– Что вы сказали?
– Говорю «Хорошо», Федор Ильич.
– Этот Ваш молодежный жаргонизм, – он протянул телефон Артуру, – Делайте все что потребно.
Проделав не хитрые действия, Фогель перенес видео из телефона пенсионера на свой планшет.
Артур все же оставил на столе пенсионера плату за видеозапись, сказав только.
– Купите кошке своей чего-то вкусненького – он поднял, еще спящую Марусю на руки и аккуратно положил ее на табурет, на котором секундой раньше сидел сам.
***
Горячая вода и в правду была просто необходима мне. Зайдя под воду, моя спина откликнулась жуткой болью. В зеркале я увидел, что она была вся в ссадинах и синяках, видимо от моего падения на жесткий асфальт. Но со временем боль утихла, и на ее место пришло блаженство от горячей воды. Я просто потерял отсчет времени и уже не знал сколько я стоял под струями воды, закрыв глаза. Мысли в моей голове играли в теннис. Я думал обо всем и обо всех, но больше всего про Ладу, о ее поступке, и про ее слова. Еще мне не давали мысли о девочке, которая спасла меня от Полариса, Джейн, кто она? Или что? Почему Лада ее нарисовала? И почему она так внезапно помогла мне и вопрос, зачем? Я облокотился на стенку и отдался в руки горячей воде, которая продолжала тихо стучать каплями по моему телу. Я даже не сразу почувствовал, как кто-то тихо проводит пальцами по моей спине, я обернулся и увидел ее. Лада стояла позади меня, она была словно Ева из райского сада, ее не прикрывала одежда. Мы смотрели друг на друга, словно обмениваясь душами. Она подняла руку и прикоснулась к моему лицу, будто проверяя, реален ли я, и не снится ли ей все это. Лада подошла вплотную ко мне, не сказав ни слова, поднялась на пальчиках, поцеловала меня в губы. Я обнял ее за талию и ответил ей взаимностью. Секунд двадцать мы так стояли и целовались, но разум все же победил желание и я отстранил ее от себя. Лада, видимо, поняла и повернулась ко мне спиной.
– Прости меня, не знаю, что на меня нашло.
– Это ты меня прости, Лада.
Не проронив больше ни слова, она стремительно вышла из душевой. Я снова остался наедине со своими чувствами.
«Неужели она мне не безразлична? Но Марина, как же Марина, нет, нет, я не могу, я не имею права поддаться мимолетному влечению или не мимолетному».
***
– Вот такие-то дела мужики. Да, согласен, трудно поверить во все это, но если бы я не видел это своими глазами, и если бы не видел, что оно сделало с нашим Филей, я бы тоже не поверил.
– Олег Юрьевич, да, сложно поверить, но вам я верю и сделаю все, что от меня нужно.
– Спасибо, Сережа, как насчет остальных? Я никого не заставляю, и мое отношение к вам никак не изменится.
– Мы с вами, – все как один, даже не переглядываясь, выкрикнули мужчины.
– Я в вас не ошибся, мужики, – и Олег подошел к каждому и пожал руку всем по очереди.
– Какие наши действия? – вышел из строя один из мужчин?
– Для начала я хочу, чтоб некоторые из вас съездили на квартиру к Кириллу и позаботились о теле Саши. Если будут проблемы с соседями, или «органами» разобрались в них. Влад, Петя, уладите? – он обратился к двум «малышам», стоявшим с краю, у которых абсолютно отсутствовала растительность на голове.
– Юрьевич, дайте нам адресок, мы все уладим, как обычно.
– Я поеду с ними, – подходя, обратился ко всем Кирилл, – Мне нужно забрать одну мелочь, оставленную в квартире.
– Я тоже, – поддержала его Лада, которая шла рядом с ним.
– Нет, молодежь, это ни к чему, скажите парням, что нужно взять, и они все привезут еще и с процентами, – улыбнулся Олег, – И это не обговаривается, вы нужны мне здесь, оба.
– Дядя, нет, присмотри за Ладой, а я должен попасть домой.
– Кирилл, но я должна быть с тобой здесь.
– Да, Кирилл, слушай Ладу.
– Нет это мое решение, это мой выбор.
– Народ, ну что вы решили? – вмешался в дискуссию Влад, – если не хотим встретить там лиц в форме или еще существ, то давайте выдвигаться.
– Что же чувствую мне тебя не отговорить, племянник. Вот возьми, возможно, он пригодится, – Олег протянул ему пистолет, – Будь осторожен.
Не сказав больше ни слова, Кирилл взял из рук пистолет отвернулся от Лады и дяди и направился к воротам, ведущим из «ГлавЛесСбыта».
– Кирилл, подожди, – подбежала к нему Лада, – Прости меня еще раз за мой поступок, ты мне просто очень дорог.
– Ты мне тоже, но пойми, я не могу, как бы мне этого не хотелось.
***
К подъезду дома я и двое дядиных парней подъехали уже к полудню. Я взглянул на разбитое окно своей квартиры, лишь оно напоминало о ночной трагедии случившейся здесь. По пути сюда Петя и Влад уже придумали историю, которую будут рассказывать зевакам или правоохранительным органам. История была очень тупой и не убедительной, хотя документы парней, как работников цирка добавляли красок. Суть ее заключалась в том, что один из циркачей привел в квартиру медвежонка, и именно он устроил погром в квартире, и напал на Александра Фельникова, известного так же, как Филя.
Дверь в квартиру была закрыта на ключ, не помню, чтоб я или дядя Олег закрывал ее, ведь мы в спешке уносили из нее ноги. Немного покопавшись в замке, Петя открыл дверь. Разгромленной была только комната с мольбертом Лады, который разломанный валялся на полу рядом с бездыханным телом Фили.
– Мы разберемся с доктором, – обернувшись ко мне, сказал Влад, – А ты тут своими делами займись.
Я не проронив ни слова, утвердительно кивнул, направился в спальню, где я оставил Фолиант. Взглядом, осмотрев комнату, я его не обнаружил, хотя я точно помнил, что оставил его на комоде у кровати, но сейчас его и след простыл. На комоде сейчас лежал лишь мой мобильный, я забрал его. И нагнулся, заглянул под кровать, там так же Фолианта не было. В позе полулежа со стороны входа в комнату я увидел пару ног, которые подошли ко мне.
– Не это ищешь, Страж? – услышал я мужской до боли знакомый голос.
Я поднялся на ноги, передо мной стоял Артем, держа в руках Фолиант. Вид у него был не такой как обычно, взъерошенные волосы, кожа темнее, чем обычно, а главное его глаза – они были абсолютно черные, без зрачков.
– Артем, это правда, ты? Что с тобой произошло?
– Артем? Артем, тебя не слышит Страж, он отбросил в сторону Фолиант и шагнул мне на встречу.
Я вытащил из-за пояса дядин пистолет.
– Стой, Артем, я не хочу тебе навредить.
– Этой своей пукалкой ты мне ничего не сделаешь, тело твоего друга очень мне пригодилось, он теперь такой же слуга, как Поларис, – его голос сменился на грубый и жесткий.
– Артем, нет, прислушайся ко мне, ведь это я – твой друг Кирилл, помнишь? Артем…
Из комнаты, где находились Влад с Петей, вышли еще две копии Артема. Все трое встали в ряд и слились воедино.
– Это было очень легко, твои защитники даже ничего и не сообразили. А вот ты почувствуешь все, каждым своим нервом, каждой клеткой, я тебе обещаю. Слишком много хлопот ты принес мне.
Я все также держал пистолет в руках, нацеленный на Артема.
– Артем, я буду стрелять, остановись.
– Ну, давай стреляй, – парировал он мою угрозу звериным голосом, – Давай, Страж, смелее, – он схватил свое лицо руками и пальцами впился в его кожу, начал царапать его, оставляя кровавые следы.
Я нажал на спусковой крючок, прозвучал выстрел, пуля попала Артему в плечо, но прошла сквозь тело и попала в стену. Он даже не пошатнулся, но немного опешил. Я оттолкнул его и выбежал из спальни, направился в комнату Лады. Забежав туда, я увидел три тела, лежавших на полу. Дядины парни лежали на полу, их головы находились в неестественном положении. Артем, очевидно, просто свернул им их массивные шеи.
За моей спиной я снова услышал голос Артема.
– Убедился, Страж, твое оружие бесполезно против меня сейчас, когда я контролирую это тело.
– Артем, вспомни меня, очнись, неужели ты не помнишь меня? – пытался я достучаться до своего друга, – Вспомни, меня, помнишь? Тетка моя, Кристина, она ведь тебе всегда нравилась, помнишь ее?
– Кристина-а-а, да она такая красивая, – услышал я шепот, да это был голос Артема, его черные глаза начали принимать родной цвет.
– Да, очень красивая. А Люду помнишь? Когда я к тебе пришел впервые, она ведь еще красивее, – продолжал я.
– Н-е-е-т, друг, н-е-е-е-т постой, Люды не было, – и тело Артема пошатнулось, и он завалился на пол.
– Артем, что он с тобой сделал?
– Прости, Кирь, – шептал он, – Я думал, что приняв его предложение, я стану сильнее и смогу помочь, но нет, он очень сильный, он подчинил меня. Марина не приняла его предложение и теперь…
– Что с ней, Артемчик, милый, где она? – молил я его.
– У меня мало времени, я чувствую он возвращается, я долго не могу его сдержать… Слушай… Слушай меня.
Его руки тянулись ко мне и взяли меня за плечи, подтянули к себе.
– Он и она за городом, по 65-й трассе, выезд из города, там есть лес по левую сторону, его логово там… За лесом… Полуразрушенный деревянный мост, домик.
Артем замолчал, и его глаза начали снова темнеть.
– Кирилл, прошу, пока я в сознании еще, прошу, сделай это, – его рука потянулась к пистолету, который я до сих пор держал в руке и подтянул его к своей голове.
– Ты что Тём, нет, не проси, – закричал я.
– Ты не победишь его, когда он завладеет телом снова, я уже и так мертв, Кирилл прошу, пока еще есть время.
– Нет, нет, я… Мы, что-то придумаем, это не выход, ты только держись, сопротивляйся ему.
– Выход только один… Либо я, либо ты, Марина и Лада, кстати, а где Лада и как она? – говорил он тяжело дыша, его тело начало дрожать.
– Она в безопасности, у дяди на тренировочной базе.
– Это, на какой?
– Там когда-то детский лагерь был.
– Что же я рад, – улыбнулся он, – Прощай, друг.
Я поднес пистолет к его голове, из ран его лица до сих пор сочились струйки крови. Я держал пистолет двумя руками, которые тряслись сильнее, чем тело Артема.
– Давай же, – закричал он из последних сил.
Сердце, казалось, билось сто ударов в секунду.
Я закрыл глаза…
Пытаясь сдерживать слезы…
Задержал дыхание…
– Прощай, мой друг…
Прогремел выстрел, и рука Артема, державшая меня за плечо, упала на пол.
Рукой я прикрыл его открытые глаза и они навсегда закрылись.
***
Я сидел на полу в окружении мертвых тел, в абсолютной темноте, хотя была еще не ночь, прошло максимум полчаса. Пистолет так и находился в моих окровавленных руках. Меня все еще колотило, в горле был комок, мешавший мне дышать, из моих глаз скудно капали слезы и падали на пол. У меня сложилось ощущение, что уже после пробуждения я перестал контролировать свою жизнь. Кто-то другой дергал за нити моей судьбы. Сердце в огне продолжало биться с невероятной скоростью. Квартира, которую я считал самым безопасным местом во времена моего детства, превратилась в братскую могилу с отравленным в ней воздухом. Я вспоминал, о всех приятных и веселых минутах, прожитых здесь. Вспомнил о том, как в детстве, подпалил ковер в одной из комнат, о том, как здорово, мне досталось за эту проделку.
– Мне очень жаль тебя. Увы, в этой войне без жертв никак, тебе еще придется не раз терять близких людей.
Я поднял глаза в сторону голоса. Опять она, опять вся в белом, опять так же парит в воздухе.
– Что тебе нужно, Джейн?
– А тебе, Страж – Кирилл? Я знаю, а ты?
– Как ты сама думаешь? Я убил друга, я понятия не имею что с моей любимой. Как ты думаешь, что мне нужно? Я иногда жалею, зачем Марина вернула меня в реальность.
– Ты сам этого захотел, не так ли?
– Сам, – тихо ответил я.
– И сейчас решать только тебе, возможно, это трудно для тебя... Мы играем в эту игру довольно долго и главный приз этой игры велик.
– Что ты мелишь? Какая игра к чертям? Какой приз? Ты хоть понимаешь, что творится? И вообще, кто ты? Черти б тебя побрали, – вызверился я.
– Я – Джейн, как ты догадался. Я, ангел снов – противоположность Нубара. Вы – Стражи и ваши Подзащитные – мои создания, ваша сила, частица меня, и именно вы держите мир снов в равновесии. Заполучив силы, теперь уже твоих, подзащитных Нубар очернит этот мир и питаясь кошмарами людей – он перенесет дрёму в реальность, тем самым уничтожив ее, – она замолчала, – Я расскажу тебе больше, но не здесь. Тебе нужно еще кое-что сделать, только делай то, что я тебе сейчас скажу.
– У меня не осталось другого выбора, что я должен делать?
Засунув пистолет за пояс, и повинуясь инструкции Джейн, я протянул одну свою руку к ней, второй же закрыл глаза. Она прикоснулась к моей руке своей. Все мое тело охватило приятное тепло, словно влюбленность, ожидание чего-то приятного, как будто чувства, которые наполняют ребенка, который ждет своего заветного подарка на день рождения. Я чувствовал, меня начала наполнять сила. Она пробегала по всем моим венам и клеткам. Мой мозг заполняли неведомые до этого времени знания, знания о сознании, о сущности души, о Вселенной и о роли человека в ней. Тьма вокруг меня медленно рассеивалась. Я снова видел свет дня.
– Все, Страж Кирилл, теперь ты силен, теперь ты находишься одновременно в реальности и в дрёме, и можешь использовать свои силы здесь, – ее слова перебил звук звонящего телефона из моего кармана.
– Кирилл, слава Богу, где вас волки носят? – услышал я голос дяди в телефоне, – Почему так долго? Что с парнями, почему они «недоступны»?
– Дядя, они все мертвы, – говоря это, я видел, как Джейн медленно вылетела из окна.
– Давай за мной, сказала она и взмыла вверх.
– Алло, Алло, Кирилл, ты куда пропал? Как мертвы?
– Их Артем убил, а я убил Артема, но это был не Артем…
– Артем, который Сельников? Что там за хрень у вас произошла? Сейчас еще ребят пришлю.
– Потом расскажу, мне нужно спешить, поступай как знаешь, я скоро вернусь на базу, – я повесил трубку.
Я подошел к окну и залез на подоконник. Перешагнул через разбитое стекло. На мое счастье на улице во дворе не было ни души. Представив, какой переполох люди могли устроить, увидев меня на карнизе третьего этажа, я посмотрел вниз, а потом вверх, где словно пушинка, парила маленькая черноволосая девочка.
– Не бойся.
Легко ей говорить. Я прикрыл глаза ладонью, но страх все равно одолевал меня.
– Не обязательно, – услышал я сверху и отодвинул ладонь от глаз, – Не закрывай глаза, сила сама все сделает.
Этот шаг напомнил мне случай, когда я впервые с Мариной в


Добавить комментарий
Ваше имя:
Введите код:
Комментарий:

Вы творческий человек?
У Вас есть собственные стихи или проза?
Вы имеете отношение к нашему городу - Кривому Рогу?
Мы будем рады абсолютно бесплатно опубликовать Ваше творчество в текущем разделе.
Для этого нужно просто написать нам.