Кривой Рог > Писатели и поэты > Мымриков Юрий Дмитриевич > Мир снов | Писатели и поэты Кривого Рога - 1775.dp.ua
фото к произведению Мир снов
На картине было именно то, что я видел в ее сне, но уже все более – четче и теперь я мог полностью ее рассмотреть. Нарисован был вовсе не человек, а некое человекоподобное существо с длинной головой и большим шрамом на ней практически через всю голову, узкими маленькими глазами и таким же маленьким ртом, ни носа, ни ушей у существа не было. У него были длинные тонкие руки с худощавыми пальцами. В одной руке оно держало зеркало, в отражении которого были глаза, смотревшие вверх на существо с просящим или молящим пощаду взглядом. У другой его руки было все тоже существо похожее на собаку, но с вытянутой, тонкой мордой. Существо и зверь находились в помещении с маленьким окошком, за которым была тьма.
Я стоял и молча рассматривал картину, пока Лада смотрела на меня и на мой взгляд.
–- Тебе не понравилось? Да? – не дождавшись моей оценки, первой заговорила Лада
– Нет, нет, напротив, очень, оригинально, профессионально, только я не знаю, что ты хотела передать ей, я слегка не понимаю смысла картины.
– Я тебя поняла, – и она не глядя на картину, накрыла ее тканью, – Сейчас я тебе все объясню.
Я сел на койку, она рядом со мной.
– Понимаешь, это существо, на картине, оно несет страх, боль, несчастье. Оно – монстр, без сомнения, оно – монстр. Жизнь обычных людей для него – мгновение. Оно ничего не чувствует, не боится и не беспокоится по пустякам. Да и зачем ему это, у него вся вечность впереди. Оно не подвластно человеческим страстям, и полностью уверено в себе. Слова «страх», «любовь» и «сомнения» ему просто не ведомы. Как и чувства, которые скрывают эти слова. Оно совершенно лишено мягкости, ибо граниту мягкость ни к чему. Оно никогда никого не прощает. Оно не знает, как это – прощать. Именно, поэтому, у него нет ушей, что бы слышать мольбы и просьбы «простить, помиловать». У него есть помощник, хотя, даже не помощник – слуга, раб, готовый выполнить любую его прихоть. Он всегда у его правой руки и готов выполнить любую его извращенную похоть. Если слуге нужно убить, он просто делает свою работу, не задумываясь о последствиях и жертвах. Ведь его хозяину важен только результат, а не последствия. Его невозможно остановить, от него практически невозможно скрыться. Он хладнокровен, силен и смертельно опасен. Он ни о чем не жалеет, не сомневается, не колеблется. Он не понимает, зачем жалеть о том, что сделано? Не может понять. Зачем жалеть того, кого приказано убить? Таким сделал его хозяин, на которого все смотрят снизу вверх. Они просят помиловать их, увы, существо не умеет жалеть.
Лада встала с койки и подошла к мольберту, вновь сняла с него ткань, я снова взглянул на рисунок.
– Но есть все же тот, кто не боится его и он будет ждать его снаружи, в той темноте, что существо несет за собой, – и Лада показала мне на расплывчатое, нечеткое пятнышко в окне. На рисунке, присмотревшись, я увидел в нем сходство с человеком, который держался за фонарный столб, из которого светил яркий свет.
– Только он способен остановить его.
– Ну, вот думаю и все, – Лада снова накрыла мольберт и уселась уже возле меня, совсем рядом.
– Откуда ты все это взяла? Такой мрачный и пугающий образ, как только я увидел его, почувствовал страх, холод. Твой рисунок передает неимоверную атмосферу. А после твоего объяснения так вообще…
– Кирилл, это не просто рисунок, и не просто образ, это все причина моего нахождения здесь, причина всех моих страхов и причина реальная.
– Так может, ты расскажешь, что же с тобой произошло? – и я взял ее за плечи, посмотрел ей в темно зеленые глаза, в которых я увидел страх.
– Нет, Кирилл, не сейчас, – она опустила глаза, – Может потом, когда-нибудь.
– Ты можешь всегда на меня рассчитывать, я не дам…
Я хотел сказать «Что не дам ее в обиду» но вспомнил, что один раз я уже не сдержал свое обещание, давшее Марине, решил сменить тему.
– Ну что, чаем ты меня угощать будешь? Конфеты-то тают, между прочим.
***
Суббота. Последний летний день. Утро. Первый свет стремится в окно, пробивается через занавеску и попадает прямо на лицо Кирилла, но его глаза открыты, как и всегда, ведь ночами он не спит. Чем больше он старался уснуть, тем меньше чувствовал себя уставшим. Он не мог уснуть, у него просто выработался иммунитет ко сну. Все время по ночам он думал о Марине, которая не покидала его мысли. Отмахиваясь от луча рукой, будто это поможет, он переворачивается на бок и закрывает глаза. И снова его процедура перебита, на этот раз звонком на мобильный.
– Алло, привет Кирилл.
– Доброе утро, дядя.
– Ну как ты? Не разбудил?
– Все отлично, нет, не разбудил.
– Ну вот и славненько, я по делу звоню. Значит, пробили твоего Артёма, и нашли его, и он сейчас как раз в наш город опять приехал, записывай адрес его и телефон. Так работает он в фирме «АКВИЛОН» она занимается…
– Доставкой питьевой воды, да дядя? – перебил он его.
– Откуда ты знаешь? Только не говори, что ребята зря напрягались.
– Нет, почему же, я слышал об этой фирме, так диктуй адрес, ага… Да…– делал вид, что записывает, говорил в трубку Кирилл.
– Записал?
– Да, дядя, спасибо.
– Тебе ни чего не нужно? Все есть?
– Нет, дядя, и так вы с тетей Кристиной много для меня сделали, ей привет, кстати.
– Хорошо, передам, ну ладно, бывай племяш, если что…
– Да, да, да, я помню, позвоню, спасибо, до связи.
Он нажал на кнопку отбоя.
«И так, значит, все данные об Артеме не изменились, и точь-в-точь такие же как и во сне, славненько, тогда сегодня я его навещу», подумал Кирилл и встал с кровати, потянулся.
Одна сотня приседаний, взмахи руками в разные стороны, разминка спины и шеи. Это обязательные упражнения, которые были назначены ему тренером. Холодный душ. Легкий завтрак, состоящий из кофе и печенья с сыром. И он готов.
Дорога к фирме «Аквилон», заняла у него минут сорок на одном из маршрутных такси. Кирилл подошел к четырехэтажному зданию, на вывеске которого висела вывеска «Аквилон – сделаем жизнь чище». Зайдя в здание, к нему сразу подошел охранник:
– Здравствуйте, чем могу помочь?
– Здравствуйте, я бы хотел повидать Артёма Сельникова.
– А Вы, по какому вопросу?
– Вообще-то по личному, друг я его.
– Сейчас я позвоню ему, спрошу.
– Нет, не нужно, я хотел сюрприз ему сделать, мы давно не виделись.
– Хорошо, проходите, второй этаж и направо в конец коридора, сейчас я вам временный пропуск выпишу, на кого выписать?
Кирилл с пропуском в кармане, поднялся на второй этаж и последовал по указанному маршруту, подойдя к двери, на которой была табличка «Оформление заказов». Он постучал в нее.
– Входите, – услышал знакомый голос за ней и вошел в кабинет.
За столом сидел Артём и разговаривал по телефону. Увидев Кирилла, он быстро положил трубку со словами «Я перезвоню», встал со своего места и направился к нему на встречу.
– Твою же мать, кого я вижу, кто это тут у нас, Кирилл, да?
– Здравствуй Артём Сельников. Да Кирилл, узнаешь?
– Конечно, узнаю, человек в коме, – и он протянул ему руку, Кирилл ответил взаимным рукопожатием.
– Как живешь, как можешь? Как нашел меня? Блин как я рад тебя видеть не лежащим, ну проходи, присаживайся, чай, кофе, покрепче, рассказывай…
– Ты совсем не изменился, Тём.
– Не изменился? Мужик, ты меня второй раз в жизни видишь в осознанном состоянии.
Кирилл присел к нему за стол, Артем так же сел за свое место.
– Второй раз, значит? Ну, раз второй, значит, я могу много чего о тебе рассказать, кстати, как рана? Не беспокоит?
– Нет вроде бы, бывает на погоду побаливает, – он поднял рубашку и повернулся спиной. Кирилл увидел шрам на боку длинной около восьми сантиметров, точно такой же как и в своем сне.
– Да, не хило он нас тогда.
– Это да, это да, главное, что «сидит» чувачек на зоне и сидеть еще долго, ты то как? Давно выписался?
– Да вот… – не договорил он, как Артем перебил его.
– А как меня нашел? Дядя подсобил, да?
– Дядя только название твоей фирмы дал, а все остальное я знал и так.
– Знал? – с удивлением спросил Артем.
– Да, знал, понимаешь ли… – хотел договорить Кирилл, но Артем снова его перебил.
– Так слушай, работать в субботу у меня желания нет. Поехали где-то «выпадем», посидим и там ты мне все и расскажешь. Рад, что ты вернулся, не знаю почему, но очень рад. Поехали.
Артем, будучи человеком с импозантной наружностью и харизмой, мог запросто рассказать и спросить практически обо всем. И он без стыда рассказывал о своих любовных похождениях после выписки из больницы. И после каждого выпитого бокала пива, его рассказы были все пикантней и пикантней. Он даже чуть было не сосватал Кирилла на официантке, которая обслуживала их в этот вечер. Помимо интересного характера его, друг имел очень привлекательную внешность. Он был высоким и стройным, имел обычное, не спортивное телосложение, а его светло-русые волосы всегда манили девушек и женщин своей пышностью.


Добавить комментарий
Ваше имя:
Введите код:
Комментарий:

Вы творческий человек?
У Вас есть собственные стихи или проза?
Вы имеете отношение к нашему городу - Кривому Рогу?
Мы будем рады абсолютно бесплатно опубликовать Ваше творчество в текущем разделе.
Для этого нужно просто написать нам.