Кривой Рог > Писатели и поэты > Грес Анатолий Петрович > Ника из книги "Преданные" | Писатели и поэты Кривого Рога - 1775.dp.ua
фото к произведению Ника из книги "Преданные"
« Не все ли равно, про кого говорить?
Заслуживает того каждый из живших
на земле».
Иван Бунин. «Сны Чанга»




Странно! А еще -- грустно и тревожно. Так тоскливо, что и не передать. Время от времени даже чудится, словно где-то, далеко-далеко, затягивает свою печальную песню одинокий, изгнанный из стаи волк. А может это старый, бездомный пес оплакивает и клянет свою собачью судьбу. От подобного воя у людей обычно волосы дыбом и мороз по коже. Ведь в том жутком рыдании они издревле привыкли усматривать пророчество чего-то предостерегающего, неотвратимого, неминуемо трагического. А вот мы, собаки, своим тоскливым завыванием всего лишь выплескиваем из души непонятные, неведомо, чем порождаемые, грусть и уныние. Но я, к сожалению, даже такого собачьего утешения позволить себе не могу. Ведь живу-то не в собачьей будке, на просторном крестьянском подворье, а в специально отведенном углу тесной городской квартиры. В ней и обитаю со своими добрыми, уже заметно состарившимися, хозяевами. Здесь и ючусь вот уже много лет кряду. Но, как говорится у людей, в тесноте да не в обиде. Беда в другом. Сегодня мои хозяева какие-то необычные, ну просто на себя не похожи. На их мрачных лицах проглядывается трудно скрываемое выражение душевных страданий и отчаяния. В их вынужденной молчаливости сквозит человеческая беспомощность и неутешительная безысходность.
О, людоньки! Что ж это с ними творится?! Нет, ну скажите, это нормально? Это справедливо?! Или хотя бы… просто по-человечески! С самого раннего утра бросили меня одну-одинешеньку в этих глухих и молчаливых стенах. Оставили больную, беспомощную. Нет, ждать я научилась сызмальства. Но, поверьте, привыкнуть к одиночеству трудно даже собаке. Целехонький день бог весть, где пропадали и явились вот, только под вечер. И представьте, их трудно было узнать. Хозяин, вместо того, чтобы, как обычно, завалиться на диван и отдыхать, битый час молча метался из угла в угол, места себе в квартире не находил. Наконец, бросив беглый взгляд на часы, принялся неохотно куда-то собираться. Видели бы вы его лицо! Бледное, как стенка, губы дрожат, веки подергиваются… И главное, почему-то все время прячет от меня свои грустные, ввалившиеся глаза. А как собирается? Как собирается?! Словно на казнь или на каторгу. Все у него из рук валится. Легкую курточку, хоть бери да сама помогай, никак одеть не может. Я бы и рада помочь, но… Что мне, трудно, как часто бывало, отыскать ему носки или принести туфли? И, лизнув потом ногу, пожелать таким макаром счастливого пути. Ведь так поступала каждый раз, когда он куда-нибудь собирался, делала это с нескрываемым удовольствием. А хозяин в знак благодарности награждал меня доброй улыбкой и поглаживанием по спине. Я рада бы помочь ему и сейчас. Но кому, скажите, нужна моя помощь, если человек идет из дому в таком состоянии? Нет, нет! Сегодня его даже своей преданностью лучше не беспокоить. Что-то недоброе с ним творится. Ох, и недоброе! И я не столько вижу, сколько чувствую все это своим неравнодушным сердцем. Что ж, если надо, пусть идет. Порешает свои неотложные дела и вернется, как всегда, веселый и приветливый. А я тем временем, если конечно удастся, немножечко подремлю. Что-то меня в сон клонит. Да оно и не удивительно: вот уже которую ночь кряду проклятая одышка никак уснуть не дает. А хозяюшка, огромнейшее ей спасибо, видя мои страдания, вчера в кусочке колбаски снотворную таблетку мне подсунула. Святая невинность! Думала, не замечу. И я, прикинувшись валенком, с трудом проглотила эту гадость. Да еще и поблагодарила, лизнув ей руку. Но веселей от этого она почему-то не стала, а сразу же начала меня голубить. А у самой на глазах… слезы. Большие, неутешные и непонятные. Вот-вот капнут мне на нос. А сегодня -- так вообще… На моих хозяев смотреть страшно. Такими я их видела всего один раз в жизни. Было это давненько, но я хорошо помню каждое пережитое тогда мгновенье.
В первый день осени померла старенькая бабушка, мама моего хозяина. Нежная и добрая, она любила укутывать меня после купания в пуховый платок. Потом, словно малое дитя, укладывала рядышком с собой на большую мягкую подушку. И я, бывало, часами дремала возле старушки под ее вздохи и невнятное сонное бормотание. Но в тот трагический день, когда она внезапно умерла, я старалась всех избегать и никому не попадаться на глаза. Мне и самой никого не хотелось видеть. И я с самого вечера забилась в глухой угол, положила голову на лапы и пролежала там до самого утра. Ведь возле умершей хватало слез и без моих, собачьих. А вот когда старенькую выносили из квартиры, впервые, помимо моей воли, вместо собачьего визга из моей растревоженной души стали вырываться странные, похожие на завывание, звуки. В тот день печаль, казалось, упала на весь белый свет. К сожалению, ничем другим, кроме уединения и тихого подвывания, выразить соболезнование своим осиротевшим хозяевам я не могла.
Утром следующего дня мы завтракали не дома, а на кладбище, у свежего холмика с деревянным крестом. Больше вздыхали, нежели ели. Хозяин тихонько всхлипывал, и когда наклонился к могилке, чтобы поцеловать землю, я таки осмелилась лизнуть его влажную щеку. Вот тогда и поняла, что такое слезы. Странно, но на вкус они не были горькими, как это привыкли утверждать люди, а оказались солеными, как свежая морская вода. О-о, как давно все это было. Добрая, чуткая была бабулечка. Правда, у меня сейчас чудесная хозяйка. Вот и сегодня не поскупилась, целебной таблетки для меня не пожалела. И теперь мне и легче дышится, и спокойно дремлется. Даже боль, та неуемная, несмолкаемая боль под ребрами, кажется, тоже начала дремать. Только стоит ли расслабляться? Чего доброго, так и возвращение хозяина недолго проглядеть. А я ведь должна опередить хозяйку и встретить его первой. Но вот, кажется, и он сам. Да, точно! Его шаги! Видать на то я и собака, чтобы из сотен похожих узнавать шаги моего хозяина. Да не у самого порога, а когда он еще только приближается к дому. Сама не пойму, как мне такое удается. Стоит ему шагнуть на ступеньки, и я выпрыгиваю со своей лежки, а мой хвост от радости выкидывает такие кренделя, что совладать с ним мне уже не под силу. Однако, что это?! Хозяин возвращается не один! Я же не глухая: рядом с ним стучат еще чьи-то, совершенно незнакомые мне, ноги. Такой походки я раньше не слышала. И те чужие шаги точно не принадлежат ни соседям, ни родственникам или знакомым моих хозяев. Одним словом, чужие ноги. Да пусть себе идут, куда направились. Мне то что? Ничего против них я не имею. Ничего. Но почему тогда так больно сжимается, так часто стучит, а потом замирает мое сердце?! Откуда эта непонятная, нарастающая тревога? Что заставляет меня так дрожать? За хозяином порог переступает и незнакомец. С его появлением меня вдруг пронзает доселе неизвестный ужас. Я с трудом поднимаюсь на передние лапы и, навострив уши, пристально всматриваюсь в бледное, словно окаменелое лицо хозяина. Кто он и зачем этот чужанин к нам пожаловал? Ведь чувствую же, не с добром пришел! Ох, не с добром! Здесь я просто-таки вынуждена была напрячь последние силы, чтобы едва подняться и выдавить из себя что-то похожее на собачье рычание. А надоевшая боль в груди сразу же тут как тут. Она мешает мне зарычать громко и угрожающе, как это удавалось при добром здравии. И все-таки я даю понять: здесь есть собака. И не просто собака, а преданный друг хозяина. Она готова защищать от незваных гостей и это жилище, и его обитателей. Чужой должен это понять. И забираться отсюда вон! Нечего ему здесь делать! Ходят тут всякие!..
Но они, словно сговорившись, останавливаются около лежки и, подозрительно поглядывая в мою сторону, начинают о чем-то тихо советоваться. Я -- собака опытная, и человеческую речь училась понимать сызмальства. Да и со слухом тоже вроде бы все в порядке. Но на этот раз как не прислушивалась, а понять, о чем они договаривались, так и не смогла. А неизвестность не только настораживает, но и пугает. И меня охватил еще больший ужас. Но как только я попыталась от них убежать и спрятаться в безопасном месте, хозяин взял меня на руки и нежно прижал к своей дрожащей груди. О, горюшко-горе! Да что же это творится?! Дрожит весь, как осиновый лист. Утешительные слова говорит, но глухим и угнетенным голосом. Словно перед вечной разлукой со мной разговаривает. Будто пытается теми ласковыми словами загладить какую-то вину и заблаговременно попросить прощения.
Чужой тем временем извлек из крохотного чемоданчика блестящую штуковину с резиновыми трубками и, воткнув их в уши, попытался другим концом притронуться к тому месту, где стучало мое сердце. Я ни за что не позволила бы ему такую вольность, но хозяин шепнул, что так надо. Ничего, мол, мне плохого, он сделать не даст. И я поверила, потому что верила ему всегда. Верила с той самой минуты, когда он давал обещание моей матери. Чужой долго меня выслушивал, потом спрятал свою игрушку и еще сильнее нахмурился. А хозяин осторожно опустил меня в лежку. Я успокаиваюсь. Но они снова начинают перешептываться. Теперь я уже не прислушиваюсь к непонятным выражениям, только замечаю, как после каждого слова чужого хозяин пытается прятать от меня глаза. А по его щекам катятся слезинки. Одна догоняет другую. Я знаю, горьких слез не бывает, но почему тогда так жалко хозяина, так за него больно? Лизнуть бы сейчас его щеку, проглотить те слезинки и хотя бы так утешить дорогого человека. Тем временем чужой окончательно наглеет и, порывшись в чемоданчике, втыкает мне в шею длинную толстую иглу. Я не сопротивляюсь. Я молчу, а только с невыразимой тоской смотрю на хозяина. А слезинки у него уже и по другой щеке, уже градом катят. Кап… кап… Не удерживаются они там и падают мне на голову.
--Ну, вот. Теперь она уснет, -- откуда-то издали доносится и уплывает голос чужого. -- Уснет быстро и… Больше уже никогда … не проснется.
Как это «никогда»?! -- удивляюсь я. -- Как -- «не проснется»?! Всегда просыпалась, а здесь вдруг… Ты гляди, чего удумал! Я же чувствовала, не с добром заявился. Сердцем чуяла!
А оно и впрямь… начинает в сон бросать. Окружающее погружается в густой, как там, на осеннем лугу, туман. И куда-то все уплывает, уплывает. Отдаляются и тают в густом белом тумане заплаканное лицо хозяина и небритое, безразличное -- чужого. Смолкают голоса. Наверное, я уже сплю. Полуоткрытыми глазами замечаю, как чужой протягивает ко мне руки, видимо, хочет убедиться в этом сам. Я делаю отчаянную попытку схватить его за палец и, окончательно обессилевшая, снова ныряю в сладкое забытье. Но этот сон какой-то странный, необычный. Нет, он приятен, но совершенно не похож на те сны, которыми я наслаждалась в детстве. Надоедливую мучительную боль он, правда, успокоил, но вместе с тем породил ощущение невероятной усталости. А еще -- неусыпной тревоги и безграничной тоски. Таких же глубоких, неутешительных и ужасных, как и тогда, в день смерти доброй, любящей меня бабушки…
Даже не знаю, сплю я или… начинаю бредить. Из густого мрака одна за другой всплывают четкие и яркие картины моего земного существования. Вспоминаю тот день, когда я впервые осознала себя живым существом. Нас, тогда еще слепых щенков, у моей матери было трое. Беспомощные, голодные, мы тыкались мордочками ей в живот. А, вдоволь насосавшись живительной влаги, сразу же засыпали. О-о! Какой это был чудесный сон! Какой сон!.. Спустя месяц тогдашняя хозяйка начала выносить нас из дому. В кинотеатре, где она работала билетершей, женщина устраивала нашу матушку у входа. И та, на удивление посетителей, успешно играла роль помощницы. А нас, неразумных щенков, помещала в картонный ящик и ставила рядом, за хвостом матери. Обнявшись, мы в этом людном месте сладко дремали и быстро росли. С волнением и радостью входила я в мир, в котором судилось жить. Жить и… Потому, что… Тогда даже не догадывалась, что в этом очаровательном мире


Добавить комментарий
Ваше имя:
Введите код:
Комментарий:

А сынов все несут...А ти думай... думай...А вже котра осінь
Афганская аллеяАфганский вальсАллея света
БальзамБежит рекаБелая сирень
Без названияБеззаперечна істинаБілі тумани
Білий танецьБуянБуян
Было счастьеБыть может, не желтые листьяЧаклунка
Час каміння збиратиЧас проб'єЧервоні сльози
Четверта заметільЧетвертая метельЧетвертая метель
Чи то доля?..Чи залишимось кріпаками?..Чорна помста
Чорні тюльпаниЧорний снігЧто рассказать тебе, родимый?..
Цикламенні доліЦінуймо вчасноЦветы и звёзды
Цвіт калиниДарунок від БогаДе моя родина?
Девочка, девушка, женщинаДіти наші, дітиДжерело кохання
До тебеДомашние музеиДорога до раю
ДругуДума про КобзаряДва крила душі моєї
Є, що тілом...ЭхоЕще одно слово
Есть только жизньФотографияФрески пам’яті
Гірка спадщинаГитара и яГлаза
Глазами простого украинцаГоды, годыГорицвет
Хіба я винен?..Химеры счастьяХобі
Хто кого врятував...Хто кого врятував...Хвилини мовчання
И только ночьюІду до ТарасаІстина
Из неизведанного мираЖеланиеЖелания
Життя втомилоЖорстоке милосердяК юбилею
Кажется, вчераКак будто-бы вчераКак солнце
КайфКазка про Добре Серце, Мудру Голову та ЯзикКазка про Добро і Зло
Казка про ДолюКазка про ДолюКазка про Душу і Тіло
Казка про Душу і ТілоКазка про Гріхи і ПрощенняКазка про Життя або Полюби Смерть свою
Казка про любов і ненавистьКазка про молодість і старістьКазка про Память та Безпамятство
Казка про Правду-Справедливість та КривдуКазка про РічкуКазка про річку
Казка про Розум, Пам’ять та Безпам’ятствоКазка про ЩастяКазка про Сонце, Землю та Місяць
Казка про Сонце, Землю та МісяцьКазка про совістьКінь і свиня (байка)
Коли прийде мій часКоли прийде остання митьКолись...
КолокольчикКури не винніКузьмине болото
Кузнецовський вальсКвіти посаджуКвіти запізнілі
Ласкаво запрошуємоЛебеді біліЛебідь, Рак і Щука (байка)
ЛекарстваЛинуть хмариЛисочка
Літа моїЛысочка (из книги "Преданные")Любимой
ЛюблюЛюдці і горобціМелодия одиночества(Из книги "Преданные")
Мелодия одиночества(Из книги "Преданные")Мелодія самотностіМене не в силі полюбити ти
Мені однаковоМертві бджолиМи для жінок... або гірка істина
Ми скоро підемоМіжсезонняМісто над стиром
Мне бы спеть о судьбеМоє полеМожет из сказки
МолитваМостыМой стих
Моїй земній зоріМужчины не плачутНа дереві, на дубочку
На побачення (Оповідання)На руинахНа свидание (из книги "Преданные")
На вечном постуНачало началНад обрієм
Над самотнім кленомНароде мійНас так мало осталось
Настане часНавчітьНе бойтесь, вас не потревожу
Не бросайте на ветер словаНе хлібом єдинимНе люблю
Не оставляй меня!Не пнусь ни в корифеї, ніНе про себе тільки
Не распрощатьсяНе сбывшееся завещаниеНе учите нас жить
Не забули б...Не забывайте!Негрибные дожди
НеизбывностьНелиньНемеркнущие звезды
Неньчин рушникНеньчина пісняНепрохана - некликана...
Неужели так мало осталосьНевідомістьНічна пригода
НікаНика из книги "Преданные"Ніка (Оповідання-реквієм)
Низький уклінО, человечки!..О, камни!..
О спорт, ти -- світ!Ода чаюОдній земній зорі
ОксанаОсь і друге крило...Осеніє
Отак живуОтцвела сиреньОй, не вмирай, клене
Ой, не втихає...ПамятьПамяті Євгена Журавського
Памяти сина ІгоряПерезарядивПетро - Голуб
Підкови щастяПісня про ДніпроПісня про Кривий Ріг
Піймати карасяПламя и пепелПлетью по сердцу
По ком это колокол?..По воле совестиПобачення з поліссям
ПочудилосьПодамся в артистиПодих незримої тіні
Подорож у життяПокаяниеПоліська легенда
ПолісяночкаПонад стиромПора, пора
ПорозумілисьПоследний подарокПосох
ПоспішаймоПостріли в себеПостріли в себе
Повідай, сину...ПраведникамПравнучці Олі на перші роковини
Превыше клятвыПро розумПроснись!
Прости за всёПростити не зможеРано списывать
Роки молодіРоман без продолженияРоса и солнце
Розумні дітиСе ля віСемейные альбомы
Серце матеріЩастяСхилилися верби
Сирота-тополяСкит и храмСлед
СловаСмутокСніг
Снова падают пистьяСобратьям по перуСолодкі сльози
СонСпадщинаСповідь
Стежка до серцяСударка и женаСвіте мій
Світе мій яснийСвята земляСын
Такая зимаТам брат брату не мститТатьянам
Тэдиум витэТеньТи – одна
Тисячоліття третьогоТолько бы вместеТретий тост
Троянда і шипшинаТроянди для ДіаниУ широкім полі
Уходит в прошлое войнаУкраїнці мої, українціУкраїнське село
Усім усіхВальс юностиВчора було літечко
Вечная юностьВелкам, о Евро!Вельможе
ВетерВетеранамВезе ж людям!
ВідпочиньВіє вітер в поліВийди, доню, у зоряну ніч
Вже котрий рік?..Владыки вечностиВогонь вогнем...
Восьмидесятые ХХ-го столетьяВот почему вздыхали горыВремена года
Все чаще слезыВсе попередуВсе простят
Высшая наградаЯ до вас повернусьЯ жить устал...
Я посилаю тобіЯ уйдуЯкось рано-раненько
За роки довгого життяЗа себяЗагадковий феномен
Загнанной лошадьюЗагублена красаЗакон для всіх
Законний господар або ж Ну й нахаба!ЗавистьЗайва краплина
Зеркало душиЗіркиЗнал я женщин
Золота рибкаЗоря моя вже впалаЗупиниться серце
Вы творческий человек?
У Вас есть собственные стихи или проза?
Вы имеете отношение к нашему городу - Кривому Рогу?
Мы будем рады абсолютно бесплатно опубликовать Ваше творчество в текущем разделе.
Для этого нужно просто написать нам.